Названия жителей (Ug[fgunx 'nmylyw)

Перейти к навигации Перейти к поиску

Демо́ним[1] (от др.-греч. δῆμος — «народ» и ὄνυμα — «имя, название»), катойко́ним (от др.-греч. κᾰτά — 'по, сообразно' и οἶκος — 'жилище', ὄνομα — 'имя'[2]) — название жителей определённой территории, обычно образованное от названия данной территории[2]. Этнохорóним — название жителей обширного региона — хоронима, обычно образованное от этого хоронима[3].

Изучением названий людей по местности занимается катойконимика[4].

Катойконимы имеются во всех языка, составяля одну из языковых универсалий. Эта лексическая группа чрезвычайно обширна количественно. Катойконимы весьма своеобразны как в плане словообразования, так и функционирования. Катойконимия является одним из наиболее сложных в отношении словообразования лексических пластов. Образование этих слов тесно связано с культурой речи[4]. Названия жителей имеют большое суффиксальное разнообразие во всех славянских и ряде других языков. Так, во французском языке таких суффиксов около 60, в русском — более 50[5].

Катойконимы принадлежат древнейшей лексике, поскольку необходимость обозначить место происхождения человека появилась уже в глубокой древности, что фиксируют уже глиняные таблички и папирусы первых цивилизаций. Эти слова относятся к древнейшим обычаям человечества. Катойконимия раскрывает древние деривационные процессы, морфемную структуру слов, характер суффиксов и производящих основ, взаимодействие исходных и заимствованных средств словообразование, раннее состояние языка и его связи с другими языками[4].

Катойконимика представляет данные для ряда исторических, географических и филологических дисциплин. Процессы словообразования в сфере катойконимики имеют значение для лингвистики в силу своей актуальности — названия жителей входят в художественную литературу, в периодическую печать, нередко применяются в обиходной речи[4].

К названиям жителей обширных регионов, этнохоронимам, относятся такие термины, как азиаты (от Азия), сибиряки (от Сибирь), латиноамериканцы (от Латинская Америка), кавказцы (от Кавказ) и др. Другой группой являются названия жителей различных поселений: москвичи (от Москва), лондонцы (от Лондон) и др. К этим именованиям примыкают неофициальные названия жителей определённой территории, поселения и др., которые не связаны с называющими их топонимами и выполняют характеризующую функцию, — коллективно-территориальные прозвища, включающие региональные этнонимы, микроэтнонимы, коллективные (локально-групповые) прозвища. Эти обозначения характерны для городского просторечия, говоров: «трескоеды» ‘жители Архангельской области’, «болотники» ‘жители города Дмитрова Московской области’[3].

В германских и славянских языках наблюдается тенденция к устранению суффиксального разнообразия и к унификации средств словообразования катойконимов. В новейшее время существенно уменьшилось количество используемых в этой сфере словообразовательных моделей. Эта тенденция не говорит в пользу обеднения языка, а свидетельствует о большей «организованности» и системности словообразования. Дублеты и омонимы снижают качество катойконимов, тогда как данные слова близки к специальным, терминологическим именованиям, для них необходима семантическая однозначность. В рамках происходящей унификации предполагается замена старой непродуктивной производящей модели на новую продуктивную, что представляет собой длительный процесс, сосуществование на протяжении веков параллельных (дублетных) форм. Унификация сдерживается структурными и историческими факторами, но общей закономерностью является стремление к устранению дублетности, к дифференциации употребления дублетных форм. Вариантные формы наполняют литературный язык разговорными дериватами, затрудняют процесс общения и делопроизводства, однако для языка их существование является объективной закономерностью, способствует отбору более выразительных и экономных языковых средств[6].

Для германских и славянских языков характерно формирование катойконимов по способу суффиксации; создание наименований жителей на основе топонимов (имён собственных сельских поселений) и адъектонимов (оттопонимических прилагательных); существование продуктивных и непродуктивных словопроизводительных моделей; морфонологические явления, имеющиеся на границе производящих морфем; синонимичность катойконимических суффиксов; проблема выбора катойконимического суффикса для использования, определяющаяся производящей основой, конкретно её фонетическим обликом, в особенности в её финальной части, территориально-географическим расположением географического объекта; трудность в образовании катойконимов, которую определяют фонетические, лексические, морфологические явления; недостаточная разработанность катойконимии; проблема эстетики катойконимов, нормативности в образовании и употреблении этих слов; тенденция к стандартизации катойконимии[6].

Примечания

[править | править код]
  1. Roberts, 2017, pp. 205–220.
  2. 1 2 Варбот, Журавлёв, 1998.
  3. 1 2 Этнонимика — БРЭ, 2017, с. 495.
  4. 1 2 3 4 Фролова, 1999, Введение.
  5. Левашов, 2003, с. 4.
  6. 1 2 Фролова, 1999, Заключение.

Литература

[править | править код]
Словари и энциклопедии
  • Катойконим // Справочник по этимологии и исторической лексикологии (краткий) / Составители: Ж. Ж. Варбот, А. Ф. Журавлев. — 1998.
  • Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  Предисловие (Е. А. Левашов) // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — С. 3—18. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  • Словарь названий жителей СССР: около 10 000 названий / под редакцией А. М. Бабкина и Е. А. Левашова. — М.: Русский язык, 1975. — 616 с.
  • Этнонимика // Шервуд — Яя [Электронный ресурс]. — 2017. — С. 495. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 35). — ISBN 978-5-85270-373-6.
Исследования